Май 102012
 
 2012.05.10  Posted by on 2012.05.10 at 13:02
Ferrous Feliks
Кто должен стоять на Лубянке?
Предложений было много…
Железный Феликс или взгляд из вечности

Читатель, если твой взгляд задержался на этих строках, оторвись на пять минут от сиюминутного, мысленно представь себя неким эфемерным существом, которому подвластно всё, и время и пространство, скользни по орбите вокруг Земли над зеленью материков, над голубизной океана, между белыми шапками облаков, приплюснутых чернотой космоса. Когда внизу появится крупный город, имя которому Москва, притормози своё движение и плавно опустись в самый центр его – на Лубянку, напротив «Детского мира», туда, где стоял памятник Ф. Дзержинскому.

Осмотрись и вновь поднимись вверх, только на этот раз туда, где масштабы и времени и пространства одинаково малы – в вечность. И оттуда, из вечности, окинь взглядом окрестности той точки пространства-времени, где ты только что был. Присмотрись и увидишь, что город стремительно обрастает новым культурным слоем, обретает новое лицо, однако, может быть, заметишь что-то неестественное в нем, а именно: нарастание нового происходит не так, как это обусловлено природой – «годовыми кольцами». Новый культурный слой поглощает старый!

Присмотрись ещё – увидишь, что новое лицо города становится похожим на окрестные лица: город теряет свою индивидуальность. Присмотрись еще тщательнее и, быть может, подметишь нечто ускользающее от внимания, но закономерное для нас, по наитию поймешь, что это важно, ухватишься за эту мысль и, в конце концов, поймёшь, что принцип: «…стереть до основания, а затем…» продолжает действовать, что когда-то это уже было!

Наиболее дотошный, возможно, распознает чьё-то стремление стереть страничку коллективной памяти — подчистить историю (чьё? не потаенное ли это желание каждого из нас убрать с глаз долой нелицеприятный факт?). Может быть, и это тоже характерно для нас – стремление к подчисткам: не к поправкам, открытым и гласным, всеми принятым, а именно к подчисткам — кулуарным исправлениям принципов, правил, документов и, наконец, самой истории.

Только вот в чем беда: если стерта память – уничтожены чертежи старого, разрушенного здания, не будет ли новое отличаться от старого лишь фасадом и второстепенными деталями? Ведь архитекторы и строители – это потомки тех, память о ком стирается, к тому же и среда и строительный материал остались те же: «подобное в подобных условиях развивается подобно» — один из принципов мышления при анализе систем. Не ёкает под сердцем?..

Автору этих строк, будучи пассажиром подмосковной электрички (в электричках народ открыт), довелось услышать признание одного старого человека, утверждавшего, что он знает, где затоплен Сталин (речь шла о монументе), при этом он, оглядываясь, подчеркивал двоякий смысл своих слов. Из контекста разговора было понятно, что скрытая мысль касалась механизма образования вышеупомянутой сущности, обозначенной словом «Сталин».

Во все времена существования человечества и вымышленные и реальные опасные сущности, скрытые от глаз человека в бездне океана, болота, под землей, в иных безднах считались более опасными, чем те, что на виду, освещенные солнцем. Читатель, взгляни под этим углом зрения на проблему монумента Ф.Дзержинского.

Что намерены сделать мы, отправив монумент в утиль:

  • спрятать историческую закладку, само напоминание о реально существовавшей опасной сущности «с глаз подальше», прочь со света, в бездну небытия (это опасно: смотри выше приведенные аргументы);
  • воздать должное тому, кто был точкой фокусировки одного из самых жестоких механизмов социального принуждения, изобретенных человечеством (читатель, согласись, что реализация такого возмездия путем уничтожения культурной ценности – памятника, есть не меньшее варварство, чем уничтожение царских памятников и церквей в начале минувшего века, чем акции сожжения книг во времена европейской инквизиции, чем уничтожение буддийских памятников в Афганистане и т.д. );
  • «подчистить» историю и вылепить новое лицо столицы (но Лубянка без «Железного Феликса» — это уже не Лубянка: город потеряет частицу своей индивидуальности).

Конкретизируя мысль, автор этих строк поддерживает идею мэра столицы восстановить памятник как историческую реликвию и предлагает свой вариант частичной реконструкции монумента (что свершилось, то свершилось: уж коль довелось памятнику быть свергнутым – пусть это варварство, автор повторяется, но оно, варварство, тоже стало, увы, историей – то, возможно, правильным решением было бы восстановить не точную копию монумента, а некоторую реконструкцию его, содержащую то, что было, и еще сверх того, некоторый довесок – наше нынешнее видение минувшей эпохи).

Автору статьи довелось лишь читать страх в глазах тех, кто испытал на себе действие вышеупомянутого механизма борьбы с анархией и хаосом. Поколение, идущее на смену, растет без страха. Так пусть будет хотя бы одна «страшилка» на страну как напоминание о тех угрозах, которые были и остаются (автор повторяется: из подобного в подобных условиях может вырасти подобное).

Реконструкция памятника автору представляется внедрением трех элементов:

  • установить памятник на пьедестал из красного гранита (или иного камня красного цвета);
  • в пьедестале вмонтировать весы доверия вектору власти: одна чаша – доверие существующим решениям власти, поддержка механизмов «кристаллизации» власти и властных структур, другая чаша – протест против текущего направления вектора власти, стремление народа к свободе. Голосование – монеткой принятого номинала. Согласись, читатель, и та и другая крайности: абсолютная власть хаоса, анархия и абсолютная власть «власти» — для демократии губительны. Весы доверия были бы индикатором настроения жителей столицы и страны в целом. К тому же, в других странах таких решений нет: неужели мы не можем изобрести что-то своё, не копируя чужое?
  • монумент воздвигнуть в центре невысокой спиралевидной скульптурной группы, которая в комплексе со сдвоенной дорожкой (движение в двух направлениях: в прошлое, к памятнику и обратно) символизирует спираль времени. Автору представляется, что спираль времени отразит распознаваемые образы основных исторических этапов минувшего столетия… двух столетий, иных исторических интервалов – вопрос для обсуждения.

Решить эту проблему можно двухэтапным конкурсом: посредством конкурса для скульпторов на проект в целом, и второго этапа — конкурса на элементы спирали времени под руководством художника, победившего в первом этапе. Соловецкий камень, как элемент, вписывается в спираль времени.

Аргументация в пользу предлагаемого решения проблемы содержит три пункта:

  • памятник, как историческая реликвия, будет сохранен;
  • противоречивость взглядов на минувшую эпоху будет отражена в спирали времени, обрамляющей памятник (можно предусмотреть возможность обновления элементов скульптурной группы спирали);
  • город, вписав этот элемент в свою оболочку, восстановит оригинальные, присущие лишь ему старые, утраченные черты, черты культурного слоя эпохи строительства коммунизма и добавит черты новые, тоже оригинальные, нигде в мире не существовавшие.

Для столицы как туристического центра такое решение проблемы «Железного Феликса» будет позитивным, но в первую очередь это важно для нас самих и для наших потомков.


Translate »