Май 032018
 
 2018-05-03  Posted by on 2018-05-03 at 22:01
Вперед - в прошлое... или назад -  в будущее?
Вперед — в прошлое… или назад — в будущее?

Индукция и дедукция… Конан Дойл устами Шерлока Холмса широко разрекламировал эти методы мышления миру. И с тех пор каждый индивидуум, достигший определенной зрелости суждений, не преминет при случае блеснуть эрудицией: нет-нет, да и обозначит окружающим перл умозаключений, подчеркивая, что с индукцией у него все в порядке, да и с дедукцией – тоже.

Моя очень хорошая знакомая – не исключение. Смотрит , бывает, в окно — и рассуждает.

— Сосед слева тоже машину купил: подозрительно… тут какая-то скрытая связь.

Морщит лоб и рассуждает молча, подняв пальчик: мол, не мешай. Затем делает вывод.

— Наверное, галстук начал носить.

— Почему? – спрашиваю.

— Все просто, — отвечает, — сосед сверху начал носить красный галстук — через два месяца купил машину. Сосед снизу начал носить зеленый галстук — через месяц купил машину. Значит, сосед слева тоже носит галстук, раз машину купил. Только вот какого цвета?

— Что… машина?

— Да нет, — галстук… Стоп, поняла: последний раз я его видела месяц назад, — был без галстука. Значит, в галстуке ходит меньше месяца… Если цвет галстука привязать к спектру излучения, имея ввиду спектр – как тренд, и затем попытаться понять зависимость между спектром-трендом и временем экспонирования галстука на публике, пока хозяин галстука машину не купит… Получается – голубой, синий, или, даже, фиолетовый…

Насчет знакомой – это так, к слову, для разминки, чтобы разум проснулся.

Фантасты используют прием: ищут фокусное событие, кардинально изменяющее будущность мира, и позволяют персонажу влиять на него. Затем выстраивают сюжетные линии вариантов будущего в зависимости от того, как персонаж поступит с фокусным событием. Яркий пример такого приема — фильм «Назад в будущее» режиссера Роберта Земекиса.

Ах… Как нам хочется изменить будущее, влияя на события сегодняшнего дня, чтобы было оно иное, чем мы его мыслим из настоящего! Рассуждаем о возможных угрозах, пытаясь предупредить их. И о возможных достижениях, пытаясь найти тот ключик и ту дверцу в будущее, где надеемся поймать жар-птицу. С давних пор человечество занимается этим – ищет причину тех или иных событий: реальных, случившихся, – обращая свой взор в прошлое, и будущих, гипотетических, — анализируя реалии сегодняшнего дня.

Стенаем: «Причина… в чем причина?», и мучаемся выбором: «Быть или не быть?». Порой такие рассуждения приводят к казусу.

«Причина твоей смерти будет в том, что был ты рожден когда-то!», — так философы древности смущали умы простых людей, аргументируя, что, мол, если бы ты не родился, то никогда бы и не умер, а стало быть: «Причина смерти – в рождении».

Однако, и в наши дни нам, простым людям, озабоченным большей частью проблемой бытия, а не поиском ответов на вопрос о смысле жизни, читай – обыденностью, «впаривают» нечто подобное, — прости, читатель, за жаргон. Мол, плохие люди, которые делали свои плохие дела, применили такие-то защищенные каналы связи. А раз применили, то сервисы нужно сделать незащищенными или запретить – именно в этом свойстве каналов связи причина всех настоящих и будущих бед.

Хорошо… однако, если использовать такую формулу мышления как шаблон, давайте, запретим использование ряда предметов быта.

Запретим ножи: они чаще всего становятся последним аргументом в статистике кухонных ссор с фатальным последствием. И сковородки – тоже: наблюдались случаи нецелевого использования именно этой кухонной утвари в Тверской области.

Запретим автомобили: по статистике каждый год под колесами гибнет уйма людей. Уйма: убери из текста пометку о причине катаклизмов, оставив голые цифры, и читатель в первую очередь подумает о небольшой войнушке в стране, а никак не о «средстве передвижения» — как о причине.

Конечно, что-то делать нужно для исправления будущего, для предохранения будущего от угроз из настоящего. Но не факт, что лежащие на поверхности мышления меры однозначно приведут к желаемому результату.

secured phone

Нормальная эффективная практика анализа возможных решений в задаче управления – сбор сведений о том, как подобная проблема решается кем-то еще: другим народом, на другом континенте…

Довелось читать статью, выглядевшую по стилю чрезмерной экспрессивности как фейк, исходящую, якобы, от работника спецслужб США. Спецагента чем-то обидела государственная машина, и поэтому он «слил» информацию в открытый доступ: о том, как он и его коллеги «слушают» телефонные разговоры граждан своей страны и иностранцев. И как это занятие , порой, бывает интересным, особенно когда обозначается тема постельных сцен.

Фейк это или не фейк для поиска истины не важно: отнесемся к «фейку» как к гипотезе – как к возможному и, следует подчеркнуть, достаточно вероятному событию, которое может произойти в будущем, так как некто, получивший доступ к личной информации граждан, может накапливать её и потом, при случае, использовать в личных целях. Закон рынка: если что-то имеющее ценность может быть продано, то рано или поздно найдется продавец и покупатель, например, Фауст и Мефистофель.

Категория «некто» включает две категории людей: сертифицированных специалистов, отечественных спецагентов, ведущих прослушку в тиши кабинетов, и неспециалистов. Вернее будет назвать их несертефицированными специалистами: это либо обыкновенные хакеры, действующие исходя из мотива «спортивного интереса» либо хакеры-бандиты, действующие с определенной целью. Если будет реализована техническая возможность прослушки, то утечка аккумулированной спецслужбами личной информации граждан по каналам «несертифицированных» либо «сертифицированных-продажных» рано или произойдет — «Ящик Пандоры» открыт.

Мне возразят: мол полно иных открытых каналов связи, запрещаются и блокируются лишь инновационные – защищенные… мол они погоды в общем трафике не делают… пользуйтесь тем, что есть.

Мое контрвозражение: мир изменяется в сторону усложнения, и именно вот это ограничение его усложнения, возможно, лишит нашу будущность некоторого более выгодного для социума страны состояния в будущем! И что является для нас большей угрозой: действия «плохих парней», использующих инновационную технологию, если ее не запрещать, или недостижение социумом того возможного будущего состояния, если запрет будет реализован – большой вопрос!

Однако, не будем столь категоричны, порассуждаем. Ведь если подобная практика (первое — запрет надежного шифрования каналов связи между гражданами, второе — опирающиеся на этот запрет сама возможность прослушки) где-то существуют, допустим, у наших заклятых друзей (не секрет, что почти все дороги связи, опирающиеся на интернет – технологии, ведут к ним), то, стало быть, кому-то это нужно.

Кому? Если иметь ввиду лишь целеполагание обозначенной проблемы безопасности, я думаю, ответ прост — симбиозу трех сущностей:

— Закона;

— практики применения Закона для достижения цели (напомним: практика может противоречить Закону);

— совокупности технологий страны (характеризуемых категорией «Технологический уровень страны») или технологий, закупаемых извне (характеризуемых категорией «Технологический уровень планеты»).

Таким образом, получается, что «кому» — это не субъект, а объективная реальность, диктующая свои условия принимающему решение субъекту… поясняю.

Философы когда-то сформулировали принцип «бритвы Оккама», оптимизирующий процесс мышления рекомендацией «минимизировать количество сущностей», используемых при анализе. Если наши заклятые друзья с другого континента в этой сложной задаче не придумали ничего нового, кроме как использовать обозначенный противозаконный метод обеспечения безопасности (запрет и прослушку), но морщили лоб над этой проблемой достаточно долго, то он, скорее всего, необходим для обеспечения безопасности. И получается, что сама реальность, обозначенная выше совокупностью Закона, практики и технологий, определяет набор возможных действий, мысля этот набор как сущности принципа Оккама.

Рассуждая подобным образом, то есть рационально, придем к выводу: доступ к каналам связи граждан представителями безопасности государства, если наши друзья используют такую практику, скорее всего, исходя из принципа Оккама, целесообразен для защиты интересов Государства, но из этого не следует однозначного вывода о необходимости запрета шифрования каналов связи.

С этим утверждением я согласен. Но если допускать возможность таких действий, то, считаю, необходимо предусмотреть возможность контроля за контролирующими. Контроль за контролирующими в режиме реального времени недопустим по причине специфики их деятельности. Однако апостериорный контроль — вполне реализуем. Каким образом: в настоящем — фиксировать управленческую информацию цифровой подписью уполномоченных представителей общественности, журналистов, например, спустя определенное Законом время — раскрытие и анализ этой информации общественностью. Впрочем, такой контроль , основанный на старых бумажных технологиях, существует : это раскрытие секретной информации спустя некоторое время.

С другой стороны, прослушка противоречит Закону и Правам человека. И с этим утверждением согласен, но с ремаркой, что если объективная реальность (как это обозначено выше) диктует свои условия принимающим решения при выборе методов обеспечения безопасности, на практике противоречащих Закону, и у нас и у наших друзей, то почему бы, все же, не изменить Закон так, чтобы эта практика, с одной стороны, стала законной, с другой – более регламентированной, контролируемой и ограниченной.

Специалистам мои рассуждения покажутся наивными, дилетантскими. Протестующим – ущербными, так как отсутствует явно выраженный акцент протестности. Не возражаю ни тем ни другим, однако…

secured phone

Однако, все изложенное было прелюдией к главной мысли.

Сделаем взгляд на социум как систему, состоящую из элементов, объединенных связями, где элементы — это каждый из нас, включая маргиналов, отъявленных преступников и уединённых отшельников, как бы последние не позиционировали свою независимость. Подчеркнем ключевую роль влияния структуры связей между элементами в системе на свойства самой системы.

Простенький пример: элементы одного и того же химического элемента — углерода, объединенные в систему, в зависимости от характера связей, превращаются в сажу, графит, фуллерен или алмаз!

Следует ожидать, что свойства социума , подобно атомам углерода, также сильно зависят от характера связей между людьми — элементами системы. При этом, каналами связей, объединяющими нас, являются: живое непосредственное общение, широковещательные каналы печати и электронного вещания, аналоговые каналы связи, и, наконец, множество продвинутых каналов связи на базе цифровых платформ интернет.

С другой стороны, социум как система в чем-то подобен мозгу человека. Его можно мыслить как большую нейросеть, размытую по территории страны и некоторым её окрестностям, если речь идет о социуме страны, по территории планеты и некоторым ее окрестностям, если речь идет о социуме планеты. Исходя из подобия, думаю, уместно говорить об особых свойствах Социума как системы — о его коллективном разуме. Здесь сущность «Социум» мыслится как субъект, поэтому пишу это слово с большой буквы.

И наконец, главное. Напрашивается вопрос: а не изменится ли характер развития разума Социума при изменении структуры и качества связей между его элементами?

Если изменится, то как? В лучшую, в некотором смысле, или в худшую сторону? Замедлится или ускорится в развитии? Не является ли этот факт запрета использования безопасной связи между его элементами тем фокусным событием, изменяющим нашу будущность, как запрет кибернетики в прошлом?

Я не знаю ответа на эти вопросы, я их — задаю.

ЭПИЛОГ

И наконец, раскрываю страшную тайну: законы пишутся не для того, чтобы их исполнять, а для того, чтобы нарушать! В любой стране… И для того, чтобы у тех, кто следит за порядком, был повод наказать тех, кто их нарушает…

Резюме таково: в случае противоречивости Закона реальная власть находится в руках исполнителей, подправляющих «баги» Закона по собственному разумению и наитию, а никак не у законодателей.

Проведите мысленный эксперимент. В субботу вечером, когда ваше сердце уже успокоилось от спурта рабочей недели, устройтесь поудобней в кресле-качалке загородной виллы под сенью раскидистой яблони. И вспомните, сколько раз в течение недели нарушали Закон. Конечно, для этого нужно в первую очередь его знать… Но наверное и той толики, что вы знаете, хватит для внушительного списка.

И задумайтесь: в чем причина. В том, что Закон неудобен, шероховат, или по причине наличия внутри вашей души крохотного чертенка, толкающего вас к определенным действиям. Чертята — есть у каждого… Но тут мелькнет мысль: как бы придумать так, чтобы, все же, Закон шлифовался побыстрее и так, чтобы после шлифовки не было повода чертятам выскакивать из души.

Существует притча, что Ландау , будучи не только ученым, но и талантливым администратором, оригинально решил проблему определения топологии пешеходных дорожек к новому корпусу: он подождал, пока сотрудники протопчут тропки, и потом распорядился заасфальтировать их.

В каждом из двух альтернативных вариантов эволюции любого процесса, натурального (как получится – на основании некоторого алгоритма принятия решений) и жестко управляемого человеком, волюнтаристического — возвращаясь к теме разговора — традиционного для истории права России, существуют свои достоинства и недостатки. Если взглянуть на процесс эволюции Закона сквозь призму этих двух альтернатив, то, возможно, промежуточный вариант — гибрид альтернатив, окажется весьма интересным.

К слову говоря, где-то в недрах Федерального собрания РФ хранится мое обращение с предложением скрестить американский принцип «прецедентного права» судебной системы с российским «волюнтаристическим» принципом управления эволюцией Закона и применять этот гибридный принцип для управления эволюцией Закона в целом.

Суть понятна из приводимой схемы.

http://wp.piplaf.ru/wp-content/uploads/2018/05/DiagramOfLauGibridEvolution.png

Translate »